dekstroza
per aspera ad astra
Robinson R44 Raven II легко перевалил через очередную холмистую гряду. Еще одна дозаправка, в только Дзундзе известном месте и он дома. Наконец-то. После долгих месяцев работы, после смога больших городов - простор его родного края. Горы и небо. Зеленое и синие. Здесь не летают самолеты, здесь нет дорог для автомобилей, сюда не водят туристов. А те сумасшедшие которые рискнут спуститься настолько, чтобы прижаться брюхом вертолета к верхушкам вековых сосен имеют все шансы найти тут свою смерть. О могиле говорить не приходится: лес жаден, он слизнет добычу и не подавиться, только выплюнет насмешливо горстку пепла в непредсказуемые восходящие потоки, ставшие причиной ни одного крушения.


Впрочем, к Оскару это не относится. Он перфекционист до мозга костей и мастерски делает все за что берется. Будь то штурвал самолета или изучение нового языка. Самостоятельный ремонт одного из его автомобилей или приготовление утиной грудки в апельсиновом соусе. Сейчас это - его личный вертолет. 2008 год выпуска. Крейсерская скорость - сто тридцать четыре мили в час. Дальности полета - четыреста. Это если в базовой комплектации. Но с новыми топливными баками и кое-какими сюрпризами, разработанными лично Дзундзой его легкий вертолет способен на много большее.

Обычно он получает удовольствие, катаясь на этих "американских горках", когда адреналин пузырит кровь, словно он подхватил "кессонку" и жить осталось всего-ничего. Но сегодня у него слишком ценный груз, поэтому - никакого лихачества. Он смотрит на соседнее сидение, на кокон из одеял, крепко пристегнутый ремнями, в котором укутанное в глубокий сон, покоится самое ценное что может быть в этом мире. Его идеальная пара. Его омега.

Теперь ничто не мешает быть самим собой, когда вместо зверского оскала - широкая улыбка. Вместо показной жестокости - нежность и забота. Слишком долго Оскар был уверен в том, что свой век ему придется прожить бобылем. И не то что его не устраивала подобная перспектива: с его профессией трудно выкроить время на пустые мечты о семье. Да и кто посмотрит на него? И дело вовсе не в росте, хотя одних семи футов и трех дюймов более чем достаточно чтобы отбить охоту к знакомству. Но бритая налысо голова! Но выражение лица злобного монстра! Но гигантские ладони, легко выдавливающие жизнь из хрупких сосудов именуемых человеческими телами! Стоит ли продолжать?

Да, к тому же, альфе с его родины не пристало самому бегать за мелкими паршивцами, как бы умопомрачительно они не пахли. Все равно через пару-тройку минут ты поймешь - не твое. Да и не встречал Оскар никогда омег, готовых сразиться с ним. Не молотить бестолково кулачками как омеги с равнины, прячущие за густыми ресницами озорные авансы и не пырнуть ножом исподтишка как злюки с гор, с тугими спиральками кудрей и ненавистью ко всем альфам.

Быть на равных. Оставить метку, заявив тем самым права. Прокусить кожу маленькими клычками и когда пот, слюна и кровь смешаются в один гремучий, взрывоопасный коктейль, позволить уложить себя на обе лопатки. Да, именно так выбирали себе партнеров на всю жизнь омеги его народа. Может где-то в других местах и принято чтобы альфа делал первый шаг, но его-то родичам известно, кто на самом деле правит миром. Кто держит его в своих маленьких ладошках. Поэтому нет ничего удивительного, что Оскар никогда не делала первый шаг. И ничего странного в том что он до сих пор один. Кто решится?

Возможно этот омега не подозревал об их обычаях. Наверняка. Но незнание не освобождает от ответственности - это Оскар уяснил слишком давно. И поэтому сейчас они вместе - пусть Джиму Мориарти, подписавшему его на тот контракт, будет хорошо, где бы он сейчас не был.

Да, слава гению-консультанту и такой банальности как желание защитить своего друга.

Идиота-альфу упустившего свою судьбу.

И пускай их запахи: соседей, друзей, влюбленных, альфы и омеги, сплелись настолько плотно, что сам Дзундза сперва не осознал случившегося, не вычленил блаженство из составляющих - слишком уж быстро все произошло. Но это ничего не значит. Теперь ничего не значит. Потому что вот же, только руку протяни - и горячая волна омоет сердце. Вычистит всю скверну что копилась годами, светом связи озарит пустующий дом. Безмолвно докажет что он, Оскар Дзундза, чертов счастливчик сорвавший главный джек-пот этой гребанной жизни. Нашедший своего Яноша. Ячо, Янчи, Янчика, Янкуша, Яни.

Поначалу он принял яростного малыша-защитника за альфу. Ведь быть альфой совсем не значит быть ходячей горой мускулов. Можно быть гибким и хлестким как кудрявый альфа опознавший его, Дзундзу. Дважды опознавший, а ведь многие умирали и за меньшее. А можно - маленьким, упругим - как его спутник. Не мудрено ошибиться. И Оскар, стряхивая с плеч нежданного наездника, чуть было не совершил самое ужасное, за что он сам бы себя никогда не простил. Убийство омеги. После такого - ни один храмовник не пустит на порог, не даст отпущения грехов. Страшнее этого - если бы маленький носил под сердцем новую жизнь. Тогда бы Дзундза сам придушил себя и да, сил бы хватило. Но запах! То что забило нос и не давало нормально вздохнуть и выдохнуть, уже после того как он сбежал из лектория. То что на уровне инстинктов уберегло и отвело. То что поставило все на свои места когда ушли мускус и опиум, мята и лимонграсс альфы, оставив разогретую на солнце смолу сосен в легком облаке из жасмина омеги. Едва уловимые. Сводящее с ума.

Современные супресанты - не пустой звук и если бы не укус - Дзундза решил бы что ему померещилось. Но маленький дурачок сделал то что сделал, подписав себе приговор, отныне и навсегда, пока поставленная им метка греет кожу, пока гонит сердце кровь по сосудам, пока он способен прикрыть его собой от любой беды и напасти. Пока он жив. Потому что "только смерть разлучит" как бы избито это не звучало.

Все чего хотелось, когда отступил первый шок и пришло осознание неизбежности - схватить в охапку и утащить на край света, там где никто не найдет. Но его омега был мужчиной. Войном, умевшим постоять за себя. И, наверняка, не одобрившим такой поворот.
Пусть.
Оскар умел ждать, выбирать подходящий момент. Усмирять желания глупого тела. Наблюдать. Ничуть не хуже чем дружок его Яноша. Просто делиться своими наблюдениями, в отличии от кудрявого недоумка, на глазах всего мира просиравшего свое счастье, Дзундза не собирался. И пока стервятники от пера рылись в грязном белье светлоглазого альфы - он спокойно обустраивал свою берлогу, попутно закрывая старые долги и обрывая контакты с клиентами. И не дрогнувшей рукой отправил к праотцам идиота, посмевшего целиться в его омегу.
Представляя того, кто заставил смотреть его Яни весь этот спектакль до конца.

И пускай брат зазнайки оставил охрану. Так даже интереснее - выкрасть на глазах у всех, чтобы никто ничего не понял, чтобы охали и ахали как глупые курицы, бестолково кудахча о случившемся. Был человек - и пропал. Почему? Куда? Квох-квох-квох...

Пара легких, почти невесомых прикосновений к определенным точкам - маленький доктор слишком расстроен смертью соседа, чтобы вовремя заметить опасность - и вот уже долгожданный приз сам падает в подставленные ладони...

Дзундза не верит в чудеса. В пухлощеких амуров и их золоченые стрелы. В то что проснувшись Янош воспылает к нему страстью и бросится на грудь, орошая футболку счастливыми слезами. Связь - не повод становиться идиотом. Нет, в то что бросится чтобы придушить - в это он как раз верит. Верит так, что, пожалуй, разочаруется если такое не случится.

Но им некуда деваться.

Друг от друга.

И от судьбы.

Оттуда, куда везет его Оскар, не сбежишь. И он больше не позволит своему омеге травить себя химией. Он будет нежен и осторожен, он раз за разом станет танцевать свою любовь на битом стекле неприязни Янчи, пока острые осколки не превратятся в гладкое крошево, которое, однажды, будет приятно пересыпать между ладонями, с улыбкой и ностальгией вспоминая это время. Черт возьми, он отрастит волосы и будет улыбаться так широко, что риск подвывиха нижней челюсти станет постоянным.

Год, максимум два - и природа возьмет свое.

Дзундза повел вертолет на посадку. Омега тихо сопел и скорбные складки на переносице и лбу, из-за которых он выглядел гораздо старше, наконец разгладились. Внезапная благодарность к незадачливому сопернику пронзила его мозг. Ведь если бы не он - судьбоносная встреча никогда бы не произошла. Слишком далеки были их миры друг от друга...

Если будет девочка - он позволит назвать ее Шерлок.

Кажется это женское имя? [.../MORE]

@темы: @Джон, @омегаверс @необычный пейринг