dekstroza
per aspera ad astra
Джон Хемиш Ватсон не зря слыл упрямцем. Ну что, казалось бы стоило хоть раз, хоть пол раза подчиниться, позволить себе быть слабым, ведомым, но нет. Что-то внутри не давало,не позволяло склонить голову и даже мысленно встать на колени. Видимо проклятая сложность с доверием. Будь она благословенная и неладна. И не смотря на то, что в их замечательном тандеме Шерлок выделялся как звезда первой величины на вечереющем небосклоне и все были уверены что уж кто-кто, а Холмс давно и безоговорочно справился с Джоновы характером, с его непокорностью, способностью всегда и во всем взять верх, даже при кажущейся, такой близкой победе, но нет. Это была видимость, фикция чистой воды.

Просто в тот момент, когда Джон был готов,практически готов на то чтобы впервые в жизни сказать "да", Шерлок, совершенно неожиданно, прикрылся своей единственной существенной отговоркой. Работой. Не то чтобы Джон, подчинившись внезапному душевному порыву до конца верил в положительный финал подобного сценария, но детектив казался действительно заинтересованным. Видимо ключевым словом во всем этом было слово "казалось"
И то верно, представить себе Холмса берущего ответственность за кого-то было практически так же невозможно, как, к примеру, представить себе Шерлока без его периодических взрывоопасных приступов скуки, обтягивающих пиджаков и едва сходящихся на грудкой клетке рубашек. Не-воз-мож-но.
И Джон смирился.
Им и так вполне себе неплохо жилось. Не к чему усложнять все больше.А что думают и считают окружающие - их личное, глубоко безразличное Джону дело.
И только где-то глубоко в мозгу, там где у Шерлока, в его Чертогах, наверняка хранился ненужный, бесполезный хлам, нет нет да и возникала предательская мыслишка, что он что-то упустил. Что-то слишком явное, всегда находящееся на виду,и оттого настолько незаметное, что вполне могло считаться прикрытым мифической шапкой-невидимкой. Шерлок вздрагивал, выныривал из омута размышлений, чтобы обнаружить, в очередной раз, как его несносный, отвратительно заботливый братец снова "похитил" его подозрительно сговорчивого к такого рода манипуляциям соседа. Не то чтобы Джон не возмущался по этому поводу, нет, возмущался, еще и как, но чего-то этому возмущению всегда не хватало.
Казалось бы - вот он, возможный ключ к отгадке, но Шерлок привычно переводил все стрелки на себя: Джон заботиться о нем, не так удушающе как Майкрофт, но все же в чем-то цели старшего Холмса и Ватсона,как не прискорбно это осознавать, совпадают,отсюда - и наигранное возмущение и странные взгляды проскакивающие между этими двумя и периодические встречи в таких местах где почти Британскому Правительству делать абсолютно нечего. И только ощущения безвозвратно упущенного не давало покоя вновь и вновь, заставляя иногда, конечно в шутку, ничего более, снова зондировать почву на предмет возможной связи. Но Джон, единожды приоткрыв сердце больше подобной оплошности не допускал.

Потому что там где у Шерлока чердак Чертогов, а у всех нормальных людей - задворки памяти, все еще стоял перед глазами небрежно опирающийся на зонт Майкрофт Холмс и его пальцы, едва коснувшиеся Джоновой ладони. Что было бы, позволь Джон задержать прикосновение и не отдернуть руку выяснять не хотелось, сам же Холмс-старший с тех пор тщательно хранил дистанцию, скурпулезно оберегая себя от любого физического контакта с Джоном, словно тот был прокаженным, что вполне устраивало Джона, Шерлока и, кажется, самого Майкрофта.

До того самого момента пока холодное дуло револьвера не уткнулось в джонов висок, примиряя с невозможностью жить одному,без Холмса. И тогда, подоспевший в самый последний момент Майкрофт решил все за них двоих.

Его ментальная атака была стремительной и неотвратимой. Не то что Джон не мог бы попробовать ее отбить. Мог и еще как. Даже в том сумрачном состоянии в коем он прибывал после самоубийства друга он не позволили ни Лестрейду, ни Молли, ни Гарриет взять себя под контроль. Миссис Хадсон, с высоты прожитых лет и богатого жизненного опыта, хвала богам, даже не пыталась этого делать. Но Майкрофт... В первые несколько секунд Джон не понял что случилось с его ногами и руками. Больше всего это было похоже на вогнанный в шею шприц с парализатором, но ничего подобного не наблюдалось и тем не менее Джон не мог заставить себя привычно облизать враз пересохшие губы, что уж говорить о том чтобы согнуть указательный палец левой руки еще пару минут назад так уверенно обхватывавший курок? Пистолет выпал из враз онемевшей ладони, Майкрофт спокойно поднял его и...
Через каких-то десять минут Джон обнаружил себя сидящим в прогретом нутре неизменно черного автомобиля, с обувной коробкой на коленях в которой хранились самые ценные вещи: медали, чековая книжка и несколько фотографий афганских товарищей, навсегда оставшихся среди цветущих маковых полей под Кандагаром. Это все что позволил забрать из прошлой жизни Холмс-старший, навсегда поделив жизнь Джона на до и после.

До того как Шерлок умер на его глазах.
После того как Майкрофт Холмс окончательно заявил на него свои права.

@темы: @маджонг, @кинк, @подчинение @Джон, @Майкрофт