Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:13 

Дом, милый дом...

dekstroza
per aspera ad astra
Итак,я по уши в новой идее ( и это с учетом того,что периодически торкает от старых) и как всегда, для снятия напряжения (печатное слово должно быть напечатано, и, желательно, публично) выкладываю Пролог тут. Хотя.. Назовем первую главу: "Во сне и наяву"


Что-то с садом все же было не так. Шерлок чувствовал это на уровне тех самых инстинктов, которые яростно отрицал и которые, тем не менее и не думали покидать упрямого хозяина и чем старше, чем сильнее становился Холмс - тем ярче, очевиднее становились его способности.

А ведь если подумать - сад был просто обязан понравиться Шерлоку. Заросший, старый, со своими тайнами и секретами он влек и манил. Дорожки из желтого кирпича с то тут то там вспыхивающии под лучами ленивого осеннего солнца, синими камушками практически скрытые одичавшими цветами, яркими пятнами расцвечивающие темно-зеленую ковровую безмятежность пробившейся сквозь щели травы и моха. Терновник, не только по периметру, в виде традиционной живой изгороди, весь в матовых черниченках ягод и острых,глянцевых шипах, словно заточенных под неведомого врага, но и проникший дальше, расползшийся, разросшийся, но не настолько чтобы поглотить солнечный свет и сделать подходы к виднеющемуся невдалеке коттеджу полностью непроходимыми. Да, он определенно должен был полюбиться Холсу и именно этим категорически не нравился.
Опасность.
Это все что звучало сейчас у Шерлока в голове. Здесь опасно, опасно, опасно и что-то нехорошее, болезненное разливалось в осеннем застывшем воздухе, наглухо перекрывая аромат цветов и естественные звуки живой природы.
Вот оно! Здесь было слишком тихо. Мертво. И металлический привкус на губах, который невозожно не узнать. Кровь.
И когда Холмс осознал это он сразу же увидел то, что, по здравому размышлению не заметить было просто не возможно, не ему, замечающему все и вся - точно, но факт оставался фактом - Шерлок прошел бы мимо, если бы это странное место не пожелало ему показать. И тот час же, ноги понесли поближе,хотя все естество уже догадавшись что это такое кричало: "нет, нет, не надо, отпустите,позвольте, ради Бога..."
То что издали могло показаться какой-то нелепицей, несусветным бредом, невозможным и невероятным, в конце-то концов, и было бы отринуто простым обывателем и навсегда изгнано из памяти сейчас бесстыдно выставлялось напоказ, словно сад любовался делом рук своих и желал чтобы Шерлок оценил и восхитился.
В зарослях терновника обнаружилось распятое, растянутое на шипах, обнаженное тело. Почему-то легче всего было думать об этом именно так. Отстранненно. Не переходя на личности, потому что этот переход, Холмс чувствовал это, может запосто убить его. И хотя он ни разу не видел Его настолько открытым и уязвимым - но разве это так важно? Чтобы знать - совсем не обязательно ощущать и осязать.
Оно было таким каким и представлялось всегда.
Идеальным.
Небольшое,крепко сбитое.
С литыми ровными мышцами, не перекаченными в зале,а полученными в результате занятий на тренажере именуемом жизнь.
Маленькие,аккуратные ладони.
Золотистая кожа.
Шрам-звезда на левом плече.
Ноги были укутанны, укрытые диким хелем, взобравшимся по ним до поясници и золотистыми шишечками орешков стыдливо прикрыв пах. Ароматный табак доверчиво опоясал плечи и ласково склонил поздние цветки на пуговки сосков. И все это опутано, оплетено ощитинившимися ветками, пропорото, проколото наскозь, так что стекавшая ручейками кровь образовала странные, потусторонныи рисунки, так похожие на воздушное, ажурное мехенди* , гордо и безжалостно продемонстрированное детективу. Воистину шедевр. Прекрасный до отвратительности, до рвотных позывов абсолютно беспристрастного до этого самого момента, всегда эмоционально-замерзшего Холмса.
Шерлок почувствовал как воздух тяжелым свинцом застывает в легких, не позволяя вытолкнуть, исторгнуть из себя то единственное слово, которое так страшно и почему-то так нужно произнести. Яд этого желания пронзил тело Холмса насквозь и он даже не проговорил - простонал то что требовало, просилось наружу.
Джон.
Распятый среди терновника, не живой Джон.
И сейчас же, точно ожидая этого сочетания звуков, все вокруг подобралось, насторожилось, заворчало, заскрипело, заохало перекрывая, перетягивая внимание на себя, явно готовясь ударить , сосредотачивая все внимание на себе, но Шерлок все же отвлекся заметив как дрогнули родные узкие губы, рождая нет не стон, полный боли полувыдох и преоткрылись ослепительные, самые дорогие, самые нужные глаза, даже поддернутые пепельной дымкой страдания остававшиеся самыми прекрасными на Земле.
Это секундное отвлечение стоило Холмсу пропущенной атаки сада. Воздух распорол свист гибких веток плетьми охвативших запястья и лодыжки Шерлока и смертельной удавкой обнявших шею. Яростное сопротивление было безжалостно подавлено острым приступом асфексии и когда черные мушки перестали порхать перед глазами, а воздух, благословенным острым кинжалом располосовал альвеолы он понял что висит в жестком коконе ветвей аккурат напротив Джона, беспомощный и бесполезный.
Не способный спасти.
Словно насмехаясь над ним к груди, белеющей сквозь в лохмотья разодранную в пылу моментальной схватки одежды, потянулся шип, на кончике которого еще алели капельки крови Джона, его Джона, бессильного пошевелиться, в состоянии только широко открытыми глазами, полными какого-то животного ужаса и непроходящей боли, смотреть на него, а вернее на острие, подобно змее подрагивающее, приплясывающее перед броском, вычерчивающее круги и параболы. Пара злых слезинок вынырнула из уголков дорогих глаз и прочертив два невнятных следа на щеках пропали в никуда.
То ли эти слезы послужили сигналом, то ли саду просто надоело играться, но серебристые нити дохондры(diz-cafe.com/wp-content/uploads/2013/11/dichond...), притаившиеся до этого где-то наверху, как покрывало упали вниз, отделяя их друг от друга и в тот же момент острая боль пронзила грудную клетку.
Шерлок дернулся, пытаясь уйти от нечеловеческого, разрывающего проникновения и... проснулся.
Сердце билось как сумасшедшее, липкие ручейки пота холодили спину и давнишние мушки никак не желали покидать поле зрения.
Холмс упрямо мотнул головой в бездарной попытке разогнать дурноту и шатаясь и то и дело хватаясь за стены кое-как добрался до душевой кабинки. Несколько галлонов горячей воды помогли согреться и унять нервную дрожь. Он мог бы сколько угодно отрицать увиденное, считая все это только ночным кошмаром и не более того, но Шерлок был никудышным лжецом, когда дело доходило до самообмана и приходилось признать: дар, тщательно скрываемый, люто ненавидимый, всячески искореняемый дар предчуствия не хотел оставлять Холмса и кричал, нет,просто вопил уже четвертым подряд кошмаром, что пора срочно возвращаться в Лондон. Потому что с Джоном, с его Джоном Уотсоном явно приключилась беда.

@темы: @джонлок, @Шерлок_такой_Шерлок

URL
   

Показатель преломления

главная